Взгляды и нравы:

Основные положения материалистического учения о д

News image

Материалистическое учение о душе сложилось и развивалось как частьматериалистической философии. Вершиной античного материализма былатомистический материализм, родоначальниками которого являются Демокрит и...

Материалистическое и идеалистическое понимание ду

News image

Изучение душевной жизни подчиняется задачам богословия: показать, какдух человека понемногу возвышается до царства благодати. Вместе с темнакапливается некоторый конкретный материал об...

Философия жизни

News image

Течение в философии кон. 19 — нач. 20 в., выдвигавшее в качестве исходного понятия «жизнь» как основополагающую основу ми...

О трагическом чувстве жизни у людей

News image

В нас ежеминутно рождаются и умирают темные сознания, элементарные души, и эти их рождения и смерти конституируют нашу жизнь. Когда он...

Философия и эзотерика:

Художник, философ, пророк…

135 лет тому назад, 9 октября 1874 года в столичном Санкт-Петербурге появился на свет человек, которому суждено было с...

Школа Гелуг

Третья школа тибетского буддизма - Гелуг «Традиция добродетели» или школа «желтых шапок», названная так из-за цвета го...

Авторизация





Внеземные путешествия в различных традициях
Эзотеризм - Взгляды в глубинно-мистическую суть

11. внеземные путешествия в различных традициях

Большинство комментаторов очень были заняты вопросом об истоках концепции Данте схождения в Ад, и именно в этом пункте четче всего проявилась некомпетентность тех, кто исследовал эти вопросы с точки зрения совершенно профанной. В действительности здесь есть нечто, что можно понять только с помощью знания фаз реального посвящения, что мы сейчас и попытаемся объяснить.

Несомненно, если Данте избирает в качестве своего вожатого в двух первых частях своего путешествия Вергилия, то главная причина этого, конечно, как все и признают,— это воспоминание о VI песне Энеиды; но следует добавить, что не потому, что здесь, у Вергилия, содержится простая поэтическая фикция, а потому что присутствует свидетельство несомненного тайного знания. Не без причины в средние века была распространена практика гаданий по текстам Вергилия; и если из Вергилия хотели сделать мага, то это всего лишь экзотерическая и популярная искаженная версия глубокой правды; те же, кто сближал его произведение со священными Книгами, возможно, лучше чувствуют его, чем могут это выразить, но использовалось это лишь в гадании, что имеет относительный интерес.

С другой стороны, нетрудно заметить, что сам Вергилий, в том, что нас здесь занимает, имел предшественников среди греков, можно напомнить в этом отношении путешествие Одиссея в страну теней, а также нисхождение Орфея в Ад; но не доказывает ли отмечаемая в этом во всем согласованность не что иное, как только серию заимствований и последовательных подражаний? Истина заключается в том, что все это имеет самую тесную связь с мистериями античности и что эти различные поэтические повествования или легенды суть лишь передача одной и той же реальности: золотая ветвь, которую Эней, ведомый Сивиллой, сорвал перед этим в лесу (в той же самой «selva selvaggia», с которойи Данте тоже начинает свою поэму), это та же ветка, которую несли посвященные Элевсинских таинств и которая напоминает нам также акацию современных масонов, «залог воскресения и бессмертия». Более того, и само христианство предоставляет нам подобный символ: в католической литургии святую неделю открывает Праздник Ветвей (неделя Ваий), в которой произойдетсмерть Христа и его схождение в Ад, затем его воскресение, за которым вскоре последует его вознесение со славою, и рассказ Дантеначинается как раз с понедельника, как бы для того, чтобы отметить, что в сумрачный лес, где встретился Вергилий, он устремился именно в поисках мистической ветви.

Смерть и нисхождение в Ад, с одной стороны, воскресение и вознесение на Небеса — с другой, суть дополняющие друг друга иобратные друг другу фазы, из которых первая есть необходимаяподготовка ко второй и которую без труда также найдут в описании «Великого Дела» герметистов, и то же самое отчетливо утверждается во всех традиционных учениях. Так и в исламе мы встречаем эпизод «ночного путешествия» Мухаммеда, также включающий нисхождение в инфернальные места, а затем восхождение в различные рай или небесные сферы; определенные черты этого «ночного путешествия» представляют с поэмойДанте до такой степени поразительное сходство, что некоторыеисследователи хотели в нем видеть один из принципиальных источников вдохновения поэта. Дон Мигель Азии Паласиос показалмножество отношений, существующих как по сути, так и по формемежду Божественной Комедией [не говоря даже о некоторых местах «Новая жизнь» и «Пир»], с одной стороны, и с другой — «Книга ночного Путешествия» и «Откровения в Мекке» Мухиддина ибн Араби, более ранними, примерно на восемьдесят лет, произведениями. Он пришел к выводу, что таких аналогий только в этих книгах гораздо больше, чем всех тех, которые удалось установить комментаторам между произведением Данте и всей литературой всехстран . Вот некоторые примеры: «В изложении мусульманской легенды волк и лев преграждают дорогу паломнику, как пантера, лев и волчица заставляют отступить Данте… Виргилий ведет Данте и Гавриил Мухаммеда на Небо; оба во время путешествия удовлетворяют любопытство странника. В обеих легендах Ад предвещается одинаковыми знаками: неистовый и неопределенный шум, шквалы огня… Архитектура дантова Ада повторяет строение мусульманского Ада; и тот и другой представляют собою гигантскую воронку, образованную из серии этажей, ступеней или круглых уступов, которые постепенно спускаются до глубины земли; каждый из них содержит в себе определенную категорию грешников, виновность и наказание которых отягощаются по мере спуска на нижний круг. Каждый этаж подразделяется еще на несколько других, предназначенных для различных вариантов категорий грешников; наконец, оба Ада расположены под городом Иерусалимом… Чтобы очиститься при выходе из Ада и иметь возможность подняться в Рай, Данте подвергается тройному омовению. И также тройное омовение очищает души в мусульманской легенде: прежде чем попасть на Небо, они последовательно погружаются в воды трех рек, которые омывают и питают сад Авраама… В обоих легендах архитектура небесных сфер, через которые происходит вознесение, тождественна. На девяти небесах в соответствии с заслугами размещены души блаженных, которые к концу все собираются в Эмпирее или в последней сфере… Так же как Беатриче исчезает перед святым Бернаром, который руководит им на последнем этапе, так же и Гавриил оставляет Мухаммеда у престола Бога, куда тот привлечен сияющей гирляндой… Окончательный апофеоз обоих вознесений один и тот же: оба путешественника, вознесенные к мосту присутствия Бога, описывают намБога как интенсивный центр света, окруженный девятью концентрическими кругами, образованными тесными бесчисленными вереницами ангельских духов, излучающих светящиеся лучи; тотряд, который ближе всего вращается вокруг центра,— это херувимы; каждый круг окружен непосредственно предшествующимему низшим кругом, и все девять вращаются без конца вокруг божественного центра… Инфернальные этажи, астрономические небеса, круги мистической розы, ангельские хоры, окружающие очагбожественного света, три круга, символизирующие троичностьлиц,— все это заимствовано слово в слово флорентийским поэтом у Мухиддина ибн Араби».

Такие совпадения вплоть до точного повторения деталей не могут быть случайными, и мы имеем основание предположить, что Данте действительно был вдохновлен в значительной мере повествованием Мухиддина, но как он с ним познакомился? Возможным посредником считают Брунетто Латини, бывавшего в Испании. но эта гипотеза нам кажется неудовлетворительной. Мухиддин родился в Мюрси, откуда его имя Эль-Андалузи, но не вся его жизнь прошла в Испании, умер он в Дамаске; с другой стороны, его ученики были рассыпаны по всему исламскому миру и в особенностив Сирии и Египте, и, наконец, мало вероятно, чтобы его произведения в то время были известны широкой публике, некоторые изних даже никогда не были известны. На самом деле Мухиддин был совершенно иным, нежели «мистический поэт», как это воображаетМ. Азин Паласиос; здесь следует сказать, что в исламском эзотеризме он носит имя Величайший издуховных Учителей, Учитель по преимуществу, что его учение является чисто метафизическим и что многие главные тайные орденаИслама, среди которых самые высокие являются в то же время исамыми закрытыми, происходят прямо от него. Мы уже отмечали,что такие организации в XIII веке, то есть в эпоху Мухиддина, былисвязаны с рыцарскими орденами, и мы полагаем, что именно этим объясняется эта достоверная передача; еслиже делo происходилоиначе и если Данте знал Мухиддина через профанные каналы, топочему он его никогда не называет, как он называет экзотерических философов ислама, Авиценну и Авероэса 51? Более того, признано, что в происхождении розенкрейцерства лежат исламскиевлияния, на это намекают предполагаемые путешествия Христиана Розенкрейца на Восток, но реальные истоки розенкрейцерства, как мы уже сказали,— это как раз рыцарские ордена и как раз они осуществляли в средние века истинную интеллектуальную связь между Востоком и Западом.

Современная западная критика, считающая «ночное путешествие» Мухаммеда лишь более или менее поэтической легендой, полагает, что в этой легенде ничего нет специфически арабского и исламского, но что она имеет персидское происхождение, потомучто рассказ о подобном путешествии имеется в маздаистской книге. Некоторые думают, что надо восходить еще далее, до Индии, где действительно встречается как в брахманизме, так и в буддизме множество символических описаний различных состояний существования в форме иерархически организованных Небес и Ада; некоторые даже доходят до того, что предполагают, что Данте мог испытать индийское влияние непосредственно . Для тех, кто видит во всем этом лишь «литературу», такой способ рассмотрения понятен, хотя довольно трудно даже с чисто исторической точки зрения предположить, что Данте мог что-либ знать об Индии иначе, чем через посредство арабов. Но для насэто сходство свидетельствует только о единстве доктрины, содержащейся во всех традициях; нет ничего удивительного в том, что мы повсюду находим выражение тех же самых истин, но чтобы не удивляться, надо как раз знать, что это истины, а не более или менее произвольные фикции. Там, где есть сходство общего порядка, не следует заключать, что существует прямая коммуникация, такое заключение было бы правильным, если бы одни и те же идеи были выражены в одних и тех же формах, как это и есть в случае с Муэддином и Данте. Верно, что то, что мы находим у Данте, в совершенстве согласуется с индийскими теориями миров и космических циклов, но, однако, без того, чтобы быть облеченным в форму собственно индийскую, а подобное согласие существует с необходимостью у всех тех, кто знает одни и те же истины, каков бы ни был способ, каким они приобрели это знание.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Древний эзотеризм:

Персия

News image

Религия парсов, предков жителей сегодняшнего Ирана, также имеет очень древние корни, т.е. восходит к самым ранним индо-иранским анималисти...

Теория и практика в гнозисе

News image

В основе гностической концепции происхождения мира и человека лежит история падения души и ее заключения в материю. Это падение можно расс...

Шамбала

News image

ШАМБАЛА, Шамбхала, в зап. лит. тж. Шангри-Ла (санскр

Корни эзотерических событий

News image

Интересен следующий момент из Евангелия от Иоанна: «Я послал вас жать то, над чем вы не трудились: другие трудились, а вы вошли в труд их»...

Главная Взгляды в мистическую суть Внеземные путешествия в различных традициях